Slider

«Сегодня главная роль церкви — открыто осуждать зло». Интервью с задержанным на Минских протестах

Вот уже более месяца в Беларуси идут протесты против действующей власти и очевидной фальсификации итогов выборов. К протестам подключились очень многие граждане страны из разных сфер деятельности – рабочие, крестьяне, спортсмены, деятели искусства и т.д. Власть старается отвечать протестующим применением жесткой силы, дабы отбить охоту у недовольных выходить на улицы. И пока каждое воскресение мир наблюдает шествия по центру Минска из сотен тысяч граждан Республики Беларусь, во все прочие дни силовики и люди без опознавательных знаков, получившие название «тихари», стараются задерживать и разгонять небольшие будничные пикеты по разным районам Минска. Кого-то просто отгоняют, угрожая не дюжей силой, а кого-то и вовсе задерживают. Мы поговорили с одним из таких задержанных – членом минской церкви «Троица» Антоном Геращенко (не путать с Заместителем министра внутренних дел Украины), получившим 7 суток ареста за участие в поддержке митинга студентов, проходившем в столице Беларуси 1-го сентября.

Ты был задержан за участие в мирном митинге в поддержку студентов и осуждён на 7 суток ареста за «буйства», хотя на видео, размещенном новостным белорусским порталом tut.by видно, что ты просто шёл с флагом и тебя приняли ребята в балаклавах. Что тебе инкриминировали и хоть как-то обозначили степень твоей вины?

Сразу уточню, что «митинг» в нашем законе (а точнее, в ставшей знаменитой ст.23.34 КоАП) подразумевает всё, что угодно, вплоть до одного человека, стоящего или идущего где угодно, с флагами или без.

Насколько я помню, вкратце, на суде мне вменили следующее: «нарушал правила участия в митингах, демонстрировал символику, выражая несогласие с результатами выборов президента Республики Беларусь». Сам протокол я, естественно, не видел, поэтому помню только со слов судьи в скайпе (из-за пандемии суды теперь современные – прим.).

В местном РОВД мне, как и десятку других задержанных, пытались вменить координацию протестов (за подписку на протестные телеграм-каналы), но, судя по всему, до суда эти угрозы не дошли.

Момент задержания Антона на видео:

Равнодушных к событиям в Беларуси все меньше и меньше. Сейчас каждый день можно слышать голос несогласия от влиятельных деятелей спорта, культуры и искусства. Даже железный электорат Александра Григорьевича – работяги – и те против него. Складывается впечатление, что сторонников нынешней власти Беларуси все меньше и меньше. Но какова, на твой взгляд, роль церкви в этих событиях, со стороны слышны голоса разве что католиков. Церкви Беларуси безучастны в своём большинстве?

Уверен, что сегодня главная роль церкви — открыто осуждать зло, беззаконие и несправедливость. Церковь не может молчать, когда происходит насилие, иначе оно становится нормой. Я мало на что могу фактически повлиять сегодня, но и смириться с тем, что происходит, я тоже не могу — иначе в будущем я онемею, не смогу больше отличать доброе от злого.

Касательно церквей — вопрос для меня довольно сложный, конечно. Я знаю, что во всех деноминациях есть как активные, так и безучастные люди. Неравнодушные к будущему Беларуси верующие, безусловно, есть не только среди католиков. Отвечая на вопрос — церкви абсолютно точно не безучастны, свобода верующих выражать свою позицию вроде как не ограничивается, но официально некоторые, к сожалению, выбрали позицию молчания, которую лично я приравниваю к согласию с происходящим.

Все здравомыслящие люди содрогнулись от событий, произошедших в республике с 10 по 13 августа на Окрестина. Туда брали всех подряд – участников митингов и возвращавшихся домой с работы мужчин, блогеров и представителей СМИ, белорусов и иностранцев. Да что говорить, даже блогера Лядова умудрились задержать, а он всего-то хотел поесть драников. Туда попали даже мои белорусские знакомые, которых у меня меньшинство. По многочисленным свидетельствам задержанных людей в этом изоляторе пытали, били электрошоком, избывали дубинками, ломая кости. Но как провёл свои сутки ты? Какое к тебе было отношение со стороны «царской охранки»? Я так понимаю, когда власти увидели, что натворили в те дни и что люди на телефоны успели наснимать, то снизили градус насилия.

В моей волне задержаний (а меня забрали 1 сентября) насилия практически не было, «отхватили» только те, кто сопротивлялся при аресте или вёл себя агрессивно. Конкретно мне при задержании сразу сказали: «сейчас ты ничего не делаешь, и мы тоже ничего не делаем». Слово своё сдержали. В РОВД пытались пугать сроками и «уголовкой», но я сразу понимал, что чист, поэтому слов будет точно больше, чем дел. Никакие угрозы в дальнейшем не подтвердились.

В самом ЦИП на Окрестина 36 и в тюрьме в Жодино отношение было на удивление адекватное для этих мест. Политзаключённые в Жодино полностью отделены от осуждённых за уголовные преступления, находятся в отдельном блоке, за ними смотрит не персонал тюрьмы, а отдельно нанятая милиция. «Политическим» не позволяют принимать или получать письма, равно как и другие обычные для заключённых вещи — мыться в душе и ходить на прогулку. В остальном отношение к нам было нормальное. Чувствовалось, что для обработки такого большого количества поступающих осуждённых конкретно не хватает сотрудников.

На твой взгляд, такие задержания это попытка запугать и сбавить градус сопротивления? Или же это уже какие-то непроизвольные конвульсии, вызванные агонии со стороны растерявшейся власти?

Мне кажется, показательными абсурдными избиениями власти определённо пытаются спровоцировать людей на ответное насилие. К счастью, пока неудачно: белорусы на улице это очень хорошо понимают. Первую витрину за месяц разбил не кто-то, а командир милицейского отдела. Хорошо белорусы понимают и то, что задержания и насилие градус сопротивления не сбавляют, но лишь повышают.

Я стараюсь не думать о том, являются ли те или иные события сегодня явными признаками «агонии режима» — такую бирку можно повесить чуть ли не на каждую новость. Падения режимов, как правило, происходят внезапно — власти уж точно не будут делать вид, что в их стане дела плохи. Но, думаю, сегодня определённый тренд в крайне странных действиях власть имеющих точно имеется.

Пока беда не приходит в твою страну и твои дом, ты — как христианин — вполне можешь оставаться безучастным, звонко восклицая на каждом углу: «вся власть от Бога…и Сталин, и Гитлера, и Царь-Горох – все от Бога и мы должны подчиняться любому их распоряжению, молча склонив голову» (Германия это уже проходила), но с приходом таких обстоятельств, которые коснулись Беларусь, а прежде и в еще более брутальном варианте Украину, теология начинает меняться. Ты был аполитичен до нынешних событий? Можно ли вообще в таких обстоятельствах оставаться аполитичным и безучастным христианину?

Да, до мая этого года я вообще никак не вовлекался в политику. Я не был поклонником фразы «все равно ничего не изменится», но и сам менять со своей стороны особо ничего не хотел — жизнь была довольно мирной, и мы просто старались её как-то обустраивать. Мне стало интересно изучать политическую жизнь страны и ближайшего зарубежья, когда у нас появились реальные, и весьма интересные люди в качестве тогда ещё потенциальных кандидатов в президенты.

Считаю, что безучастным возрождённый человек оставаться никак не может. Думаю, официально церковь точно не должна стремиться к власти и политическому влиянию и должна оставаться над политикой: Господь управляет абсолютно всем, в том числе и высшими мирскими властями. Но лично я просто не могу оставаться безучастным в стране, полной плача и страданий, где полностью уничтожены сами понятия закона и права. Мне кажется, сегодня отвернуться от происходящего, значит никак не заботиться о репутации церкви и христианства.

Сегодня Беларусь окружили советчики из-за рубежа — одни пекутся о том, что от перемен будет только хуже, вторые предлагают сидеть дома и молчать в тряпочку, а третьи только и жаждут, чтобы протесты задохнулись. Что бы ты ответил людям со стороны о событиях в твоей стране?

В основном люди из-за границы не до конца понимают того важнейшего факта, что Беларусь — это не Украина, не Армения и не Польша. Это сильно недооценивается. У нас принципиально другая история, другая ментальность, другие ресурсы, национальный состав, гражданское общество, список можно продолжать. Невозможно просто тупо накладывать опыт одной страны на другую. От инфекций дают антибиотики, а от гриппа — противовирусные, но никак не наоборот. Так что я бы, наверное, порекомендовал «советчикам» потратить лучше время на то, что происходит в их собственной стране. Хотя давать советы, когда их не спрашивали, конечно, некрасиво.

Стас Сорочинский

 

 

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

 

Pin It on Pinterest